Understanding Apple’s new announcement called ‘Privacy Manifests’

The Apple Worldwide Developers Conference made some announcements about privacy the day before yesterday, on 5th June 2023.

They introduced something called Privacy Manifests, a way for developers to understand how third-party code in an app uses data.

At this point, it’s crucial to grasp the concept of fingerprinting. Let me simplify it with a few easy examples.

Let’s imagine a situation where you have a popular app on Apple Store; let’s call it a “Fun Game App.” This app wants to make money through ads, so they partner with an ad tech company called “AdTechMaster.”

When you use the Fun Game App, AdTechMaster wants to track your behaviour and collect information about you to show you personalized ads. 

They do this by using a method called fingerprinting

AdTechMaster creates a unique profile of your activities within the Fun Game App, such as the games you play, the items you purchase, or the videos you watch.

It is important to note that all this tracking and fingerprinting is happening within the Fun Game App itself.

It’s like AdTechMaster is a guest inside the app, collecting data without directly involving Apple.

Apple, as the owner of the App Store, can see that AdTechMaster is conducting fingerprinting within the Fun Game App during the app review process.

However, if Apple wants to stop this fingerprinting practice, they would have to take action against the Fun Game App and potentially reject updates or even remove it from the App Store.

But punishing the Fun Game App for the actions of AdTechMaster would be unfair.

The app developers themselves may not be involved in the fingerprinting or even aware of it, as they rely on the services of the ad tech company.

It would be like punishing the Fun Game App for something they didn’t directly do wrong, but rather the fault lies with the ad tech company they are working with.

This would create a problem because almost every app in the App Store relies on at least one ad tech company or software development kit (SDK) that performs fingerprinting.

The Privacy Manifest ( as described in this new documentation) is intended to help developers understand how third-party software development kits (SDKs) use data.

It involves creating files that describe the data collection and usage practices of these third-party SDKs in a standardized format.

When developers prepare to distribute their apps, Xcode will combine the privacy manifests from all the SDKs used into a comprehensive report.

This report will make it easier for developers to create accurate Privacy Nutrition Labels, which provide information about how apps handle user data.

This approach differs from what Android is doing, but it aims to make developers accountable for the data usage of third-party vendors.

It puts the app developers responsible for documenting how user data is used and ensuring compliance with Apple’s privacy policies.

Apple’s approach is administrative rather than technical, like Android’s SDK Runtime, which places the compliance burden on app developers.

It requires them to document the data usage of their third-party vendors and assumes liability for their actions.

The enforcement relies on good-faith descriptions from developers, which may be subject to gaming or manipulation.

It will be interesting to see how this administrative versus purely technical approach plays out and to what degree it can be gamed.

Insights

6 thoughts on “What is Revenue Cycle Management in Healthcare?

  1. Фонтанные насадки от Fountrade [url=https://fountrade.ru/]Светильники светодиодные подводные IP68 – установка на фонтанную насадку[/url] включают в себя одноструйные, многоструйные, пенные, пленочные, веерные, ротационные, сферические и распылительные насадки. Каждая насадка создана для создания определенного вида струи или эффекта, украшая фонтан и делая его более динамичным и привлекательным.

    проектирование фонтанов
    https://fountrade.ru/

  2. Чего не умеет «муж на час»?

    Говоря откровенно, – возразил Терентьев, – и в том, что вам угодно называть «излишней вежливостью», я усматриваю только некоторую навязчивость; что же касается вашего письма, то смысл его очевиден и, по-моему, оно понято надлежащим образом. Терентьев, по-прежнему спокойно отрывая глаза от последней строчки письма и поднимая их на собеседника. В начале допроса отворились другие двери, вошел император; я сделал несколько шагов вперед, чтобы ему поклониться, он повелительно и грозно сказал: «Стой! Я только успела спрятать пузырек, как ты вошел в комнату. Заводские ребята переглянулись и, ухмыляясь, один за другим стали неохотно отступать от крыльца. Тем не менее последнее качество не настолько преобладало у Терентьева, чтобы наносить ущерб его нравственной стороне; об этом ясно свидетельствовали и добродушные глаза с замечательно умным взглядом, и приветливая, несколько сдержанная улыбка, и, вообще, все выражение открытой физиономии молодого человека. По обращению Терентьева с рабочими можно было бы почти безошибочно заключить, что он или сам вышел из народа, или, по крайней мере, стоял к нему когда-нибудь в самых близких отношениях, если бы этому столь же очевидно не противоречила безупречная, вполне европейская развязность движений молодого человека. Да ты его тепериче тут не захватишь: он на заводе; туды сходи.

    Да мы те и на веру дадим, – заметил один из рабочих. Да так, от скуки хочу осмотреть завод, – сдержанно схитрил Лев Николаевич. Все-таки, прежде чем делать какие бы то ни было заключения, – не дал ему договорить в свою [url=https://myzh-na-chas777.ru/]муж на час[/url] очередь Лев Николаевич, – я попросил бы вас выслушать меня хладнокровно. На стороне эрмитажной был устроен буфет: ряд больших растворочных дверей были по бокам развешены и украшены золотыми блюдами сверху донизу; там просил я для себя чашку чаю. На вашем месте я взял бы с собой свидетеля, который записывал бы все, что нужно, а я адвокат, и мое дело – предостеречь вас. Чтобы вполне разоблачить и разрушить ее, я мог бы начать свою историю снова, но до сих пор дело шло только о моих личных приключениях, и хотя меня стараются в них представить в дурном свете, но я надеялся, что, помимо разных мелочей, факты остаются те же, и поэтому сумеют оценить их по их значению и вывести из них справедливые заключения. Он получил в ответ, что факт изменения и даже раздвоения мыслей и ощущений по ночам во время бессонницы, и вообще по ночам, есть факт всеобщий между людьми, «сильно мыслящими и сильно чувствующими», что убеждения всей жизни иногда внезапно менялись под меланхолическим влиянием ночи и бессонницы; вдруг ни с того ни с сего самые роковые решения предпринимались; но что, конечно, всё до известной меры – и если, наконец, субъект уже слишком ощущает на себе эту раздвоимость, так что дело доходит до страдания, то бесспорно это признак, что уже образовалась болезнь; а стало быть, надо немедленно что-нибудь предпринять.

    Ты ничем тут не рискуешь; когда мне что-нибудь доверят – я могила. Полковник Брянцев, постаревший, обросший белой бородой, устав, остановился на опушке векового леса, – дубы, сосны, липы, березы, лиственницы, все было тут… Так точно; но я тут при чем же? Терентьев только кивнул головой в знак согласия, но не сказал ни слова; от доктора не ускользнула, впрочем, легкая тень неудовольствия, мелькнувшая теперь на лице управляющего. Она вышла в сад, обернулась назад и сделала моему хозяину знак последовать за нею. Извините, – с прежней живостью перебил доктора управляющий, – я не вхожу в оценку ни вашего, ни ее поступка; выразив же просто свое мнение, ограничусь вопросом, чем могу служить вам? Белозеровой. – Моя просьба, вероятно, также покажется вам… Но, г. Матов, – живо перебил его управляющий, – вероятно, г-жа Белозерова не считает нелепостью того, к чему она позволила себе отнестись так серьезно, так… Сколько я знаю г-жу Белозерову, – возразил, помолчав, управляющий, – она не из тех, которые легче убеждаются чужими доводами, нежели собственными, и с этой стороны я решительно не могу предложить вам услуг. У меня имеется покорнейшая просьба к вам…

    Чем могу вам служить? А вам на што? Близехонько. Эвто можно. А вам на што туды понадобилось? Что вам угодно? – изумилась она. Позвольте мне передать вам прежде всю эту нелегкую историю… Если в это время прибавится еще что-нибудь новое, Вы узнаете это от мистера Плеймора». А то, знаешь, в такие минуты всегда что-нибудь случается: то пуговица оторвется, муж на час Москва то запонка за диван закатится… Нет уже, брат, сам ты знаешь, до веры-то я небольшой охотник, – с улыбкой возразил ему управляющий. Как смеялся я над рассказом Дюма, пролетая на прекрасных обвинских и вятских лошадях, иногда в сутки с небольшим 160-верстное пространство от Перми до Екатеринбурга. Ребятишек теперича до пятнадцатого году Петр Лаврентьевич к работе не допущают, штоб, значит, не надсадились; только в школу ходят, да, вишь, учитель-то у них вот уж вторую неделю как хворает, дак оне и балуют, – растолковал Никита Петрович. Эвто уж как есть по твоей части: больница, значит, – снова пояснил на его вопрос хозяин. Завод был не особенно велик, но что бросалось там в глаза, явно подтверждало, что он содержится в образцовом порядке: жилые заводские строения были расположены по берегу той же самой речки, что протекала и в Завидове, только здесь она уже принимала гораздо более широкие размеры, так как завод находился версты на полторы ниже села, а не в полуверсте от него, как ошибочно сообщил доктору князь.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *